Европейский суд не имеет права?

Какой суд главнее – Конституционный или Страсбургский? Минувшая неделя ознаменовалась тем, что Россия определила: Конституция страны важнее решений Европейского суда.

Скандальное дело Маркина - известная в стране ситуация, которая дошла до Европейского суда по правам человека. Офицер потребовал предъявить ем отпуск по уходу за малолетним ребенком, в итоге, вместо того, чтобы воспользоваться своим конституционным правам россиянина, он был вынужден отстаивать свои интересы в Европейском суде. Российский Конституционный суд вынес решение, согласно которому офицеру-военнослужащему Константину Маркину отпуск по уходу за ребенком не положен. После этого офицер обратился в Страсбургский суд. Его решение оказалось прямо противоположным. И какой из них должен быть применен в России? Маркин оказался в безвыходном положении. Повторное заседание Конституционного суда РФ, и новый итог: его собственные решения важнее тех, что выносятся в Европейском суде по правам человека, потому как на территории России самым главным законом является Конституция. Это несмотря на то, что Европейский суд рекомендовал пересмотреть решение, которое было принято в России, поскольку в противном случае это можно считать гендерной дискриминацией.

[quote width="auto" align="none" border="#666" color="#666" title="Представитель Конституционного суда РФ Сергей Маврин"]«Конституционный суд Российской Федерации является наивысшей судебной инстанцией, а потому оспаривать вынесенные им решения не представляется возможным».[/quote]

Отношения Конституционного суда и Европейского можно назвать крайне напряженными. Одна из небольших поблажек: КС России может учитывать решения, принятые Европейским судом по правам человека, и даже возбуждать по ним повторные производства. Не исключается и такой вариант: Европейскому суду предоставляется право направлять в Конституционный суд РФ запросы с требованием разъяснить, почему не исполняются решения, принятые ЕСПЧ? В ответ может быть направлено официальное разъяснение о том, что Россия – это КС РФ. И никакие другие судебные решения на территории страны особой силы не имеют. Как бы не поворачивал дела Страсбургский суд, последнее слово всегда останется за Конституционным судом РФ.

[testimonial author="Эксперты"]Каждый суд, рассмотренный в Страсбурге, можно считать политическим актом, поскольку противостояние между КС и ЕСПЧ с каждым годом все заметнее. Эксперты полагают, что России придется находить выход из сложившейся ситуации, и в соответствии с Конвенцией о правах человека находить возможности удовлетворять решения Европейского суда. Для этого России необходимо выработать свой собственный защитный механизм, который позволяет возражать против решений Европейского суда.[/testimonial]